Секс гуманизму не товарищ

28-12-2010/ тематическая колонка для "Русского пионера", написанная лично М.Прохоровым

                                                                               russian-pioner 

Секс был всегда. Если бы его не было, то это мы бы никогда сами не придумали — его просто нечем заменить. Волнует лишь один вопрос: почему сексом ради удовольствия занимаются только люди и дельфины? Но ответа мы не найдем, зачем лишать человечество права на исключительность, а человека — самого острого противоречия, гораздо более острого, чем описанный Довлатовым конфликт двух поэтов, Бродского и Евтушенко. Довлатов, обращаясь к Бродскому: «Вы тут болеете, а зря. Евтушенко выступил против колхозов». Бродский чуть слышно ответил: «Если он против, я — за».
Умственная сублимация современного человека — найти всему логическое объяснение — с сексом не работает. Секс не поддается логике, как бы его в нее ни загоняли. Но мы все равно пытаемся это сделать и с каждым новым поколением наступаем на те же грабли, неважно — сапогами ли Святой инквизиции, кроссовками ли сексуальной революции или компьютером виртуальной действительности.
Секс занимает нас с самого детства, но я, например, в силу почтенного возраста уже ничего не помню, кроме смутных сомнений о постоянном вранье взрослых. Когда мы становимся старше, единство и борьба противоположностей сжирают нас не снаружи, а изнутри, душа безуспешно бьется о плоть (чаще о крайнюю), а секс в философско-широком смысле слова, то есть все то, что мы пытаемся в него впихнуть (деньги, власть, брак, измены, с оргазмом и без, прилично и неприлично, молоденькие и все остальные), почти всегда проигрывает конкретному действию или, если хотите, акту. И чем выше интеллект, тем поражение чувствуешь острее.

Что же делать?! Да проще простого! Приобрести все комплексы и проверить на себе, чтобы жизнь не прошла даром и чтобы человечеству было легче. И всем и все потом честно расскажу. Пишу и чувствую, как моралисты всех мастей уже готовы наброситься и упрекнуть во всех смертных грехах, а я им навстречу: мужчина — это жертва сексуального харассмента, и что же делать, когда тебя постоянно атакуют и в любые отмазки с намеком на другую ориентацию уже никто не верит? Моралисты здесь не помогут. Бежишь десятку и говоришь сам себе: «Не жалуйся, гордо держи голову жертвы женского произвола, пусть лучше меня, чем кого-нибудь другого!»

Но творческие и высокодуховные так просто не сдаются! А как же автобусы, полные моделей? «Как смеешь ты оставлять без внимания нас, красивых, умных и содержательных?» За таких нужно бороться и долго, внимательно ухаживать, то есть быть настоящим мужчиной! Сто раз права стенающая Кассандра наших дней Ксения Собчак — санитар леса мужских комплексов и наш всероссийский носитель новых стандартов нравственности: это ужасный комплекс. Согласен, стыдно, очень стыдно, признаю свою вину! И от этого признания теплеет внутри и молодые девушки нравятся все больше. Хотя, конечно, в последнее время «Единая Россия» со всей своей мощью нанесла сокрушительный удар движению Гумбертов Гумбертов, приняв закон, строго запрещающий простирать границы нашего познания в сторону ниже восемнадцати лет, что, несомненно, правильно, ибо законопослушание всегда должно беспощадно бить сомнительный фрейдовский интерес и порочные художественные стереотипы.

«А как же святое таинство брака?» — не унимаются моралисты. Было дело, и не раз: предлагали решительные девушки сами. Причины активности они объясняли разными факторами (по мере убывания этой активности в связи с моим старением) — нерешительный, робкий, ленивый, испорченный, безнадежный. Но посыл всегда был один: «Неужели ты не хочешь иметь что-нибудь свое, родное?»

Тут я все понял: в браке секса нет! Свое родное берегут, а не трахают!

«Ты совсем с ума сошел! А любовь! Как же любовь! Какой секс без любви?!»

Здесь сказать нечего — чего не было, того не было.

И «нельзя же заниматься любовью на одной животной химии!»

Конечно, нельзя! И я так думал лет в двадцать. Но когда прет одна чистая химия без любви, приходится с глубоким стыдом и страхом все-таки заниматься, и стыд переходит в привычку, прямо как у хорошо воспитанной девушки, с удивлением и удовольствием впервые поменявшей миссионерскую позу.

«Молчи, несчастный!»

Все, молчу, не хочу плодить себе конкурентов, на своем опыте почувствовал, как известность не только не убивает секс, а значительно его ускоряет и предоставляет приличный дисконт, что немаловажно в кризис и для меня. Съездил тут я как-то во Францию и вернулся известным персонажем с сомнительной репутацией. Ну, думаю, все, конец! Больше ни одна приличная девушка ухаживать не будет… Оказалось, все ровно наоборот! Помните, как наши сердобольные советские женщины эпохи перестройки, буквально сраженные появлением гласности в интиме и столкнувшись впервые в жизни с любовью нетрадиционной ориентации, немедленно ее оправдывали: «Он просто несчастный! Не встретил еще на пути настоящую девушку!»

Конечно, совсем по другому поводу, но та же фраза преследует меня уже лет двадцать пять: «Найди настоящую девушку!» Нашел. Дружим. Плотно. Общаемся. Не тяну. «Еще найди!» Нашел — опять не тяну. У меня либо работа, либо умная, серьезная девушка. Увы, бисексуала из меня не вышло: выбрал работу, серьезная девушка ждет до пенсии.

«Хватит толкать нас к сексу за деньги!» Секс за деньги был один раз, был молод, горяч, любопытен. Представительница древнейшей профессии была великолепна и читала Ницше в подлиннике. Дала совет, как быть успешным в жизни: «Спинку держи прямо и не суетись!» Не суетиться научился, над спиной все еще упорно работаю. Может, и овладею профессией, время еще есть. Кстати, я недавно подумал, какое количество времени мы теряем, ища друг друга! Мы просим друзей, знакомых, девушек, которые нам не нравятся, и тех, которые нам отказали, и вообще всех подряд: познакомь с кем-нибудь! Все мы стараемся как можно больше помочь друг другу в вопросе секса, тем больше, чем меньше умеем решать этот вопрос для себя. Хотя есть и вполне здоровые исключения — на собственном примере пассивного участника норильского сводничества. В Норильске есть профилакторий, призванный восстанавливать силы сотрудников комбината непосредственно в отрыве от семейных ценностей и обязанностей. Я как-то приехал туда на инспекцию в рамках объезда социальных объектов компании «Норильский никель», и надо сказать, меня там ждали. Долгие годы профилакторий возглавляла очень веселая и крутая женщина двойного бальзаковского возраста с неуемной таймырской энергией. Как оказалось, я попал на очень жесткие смотрины, по сравнению с которыми эпизоды из фильма «Москва слезам не верит» просто отдыхают. Я использовал весь свой арсенал деликатного и интеллигентного соскока (все-таки генеральный директор!) и сам предложил найти ей жениха, на что получил простой и гениальный ответ: «Мой жених уже умер!» Надеюсь, что моя жена еще нет.

Ну, напоследок про сексуальный гуманизм, то есть про гуманизм в сексе. Как объяснили нам классики, секс не может быть с человеческим лицом. (Помните Льва Толстого: «Не то…») Возражу — искать лучше надо, и тогда первый блин (и все последующие) не будут комом. Итак, гуманизм в сексе заключается в наслаждении самим сексом, без всяких этих глупостей и рассуждений о том, что это за секс. Занимайтесь, если еще можете, если не можете — передавайте здоровый опыт.

Михаил Прохоров, в прошлом, до эпохи Куршевеля, сексуальный маньяк, ныне стареющий Дон Кихот с комплексами увядающего секс-символа.


 
Расскажите об этом друзьям!